Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Михаил Задорнов - еврей Мойша Матусевич



Задорнов называет себя русским, но на самом деле его мать - чистокровная польская еврейка. Почитайте произведения писателя Куприна, бывшего кадрового военного, он в некоторых местах описывает, что Польша во времена Российской Империи была наводнена евреями.

Афганский пленник (Савик Шустер)

- Пошевеливайся, господин Шевелис! - сержант попытался скаламбурить, подталкивая дулом ав-томата бывшего телеведущего.
- Я Савик, - жалобно отвечал тот.
- Да хоть шустрик! - ответил сержант, и подтолкнул сильнее.
Жалобное вяканье, раздавшиеся в ответ, уверило сержанта, что на сей раз он пошутил удачно. Втолкнув в кабинет арестованного, сержант встал у двери, а бывший журналист плюхнулся на стул, жалобно глядя на хмурого Чекиста, тушившего в медной пепельнице окурок.
Не спеша расправившись с табачным изделием, Чекист бросил на стол газету, и с хлопком припе-чатал сверху ладонью.
- Это... Это не я, - телекомментатор шарахнулся в сторону, будто на столе перед ним шипела аф-ганская гюрза, - я ведь не был ни в каком Афганистане! Мы все репортажи в Канаде на радио "сво-боде" монтировали. И вот эту м... фальшивую "Красную Звезду" для советского ограниченного кон-тингента, - тоже не я... Я никакого отношения!..
Чекист поднял на сержанта задумчивый взгляд, не слушая лепет журналиста.
- Намного выше ворот, - сообщил сержант.
- Правильнее сказать, ни в какие ворота не лезет, - ответил Чекист, преподав в очередной раз под-чинённому урок юмора.
Сержант хмыкнул, схватил шустрика за шкирятник и поволок к выходу.
- Быстрый проход по правому флангу, пас в центральную зону, обработка мяча... - тихо, почти про себя говорил Чекист, прислушиваясь к гулким шагам в коридоре, по которому сержант вёл жур-налиста во двор, - ускорение, обыгрыш, выход один на один, удар по воротам...
- И гол! - подытожил комиссар, услышав выстрел во дворе.